Назад на предыдущую страницу

Эмили М. Дэнфорт: «Фильм Дезире – любовное послание моей книге»

Эмили М. Дэнфорт: «Фильм Дезире – любовное послание моей книге»

Киножурналистка Ксения Ильина взяла интервью у авторки мирового бестселлера «Неправильное воспитание Кэмерон Пост»

Сначала я хочу поговорить о твоей книге, ведь она имеет чрезвычайный успех. Что ты думаешь о причинах этой популярности?

Ух, ответить на этот вопрос будет нелегко [смеётся]. Признаться, когда я начинала писать книгу в 2005 году, я даже не могла предположить, что найду издателя. И уж точно не ожидала, что по моей книге будет снят фильм и что она разойдётся по миру. Для меня это была довольно специфичная и довольно камерная история – история юной лесбиянки из глуши. Такая история в моём представлении должна была иметь ограниченную аудиторию. И то, что всё вышло иначе, меня до сих пор удивляет, – и впечатляет, что столько читателей нашли свою связь с Кэмерон и видят себя в ней.

Мои читатели очень разные. Допустим, я могла ожидать, что молодая лесбиянка из небольшого городка видит себя в Кэмерон. Но иногда я узнаю о 55-летних гетеросексуальных мужчинах, у которых есть дети: они тоже пишут мне, что видят себя в Кэмерон. Значит, что-то есть такое в моём персонаже – то, как она ощущает себя в своей изоляции, – что нашло путь к широкому кругу читателей. 

В России твоя книга будет издана этой осенью.

Да, и это круто! До экранизации у книги были, конечно, зарубежные издатели: в Великобритании, Бризилии и в других странах. Но появление фильма, безусловно, усилило интерес к тексту во много раз.

История с российским изданием меня сильно впечатлила: мне сказали, что книга выйдет с изменённой обложкой, её нельзя будет увидеть, и на обложке будет предупреждающий знак. Это, конечно, немного странно для меня [улыбается]. Но всё равно я счастлива, что книга выходит в России, и надеюсь, что она найдёт свою аудиторию. Мне уже не терпится посмотреть, как выглядит российское издание.

Издание твоего романа на русском языке – очень важное событие. В России всё ещё существуют серьёзные проблемы, связанные с негативным настроем консервативного религиозного общества по отношению к ЛГБТ-людям. Поэтому я хотела бы узнать, что ты думаешь о конверсионной терапии, которая до сих пор применяется и в России, и в США.

Вот именно, применяется: и в США, и в Бразилии, и в других местах по всему миру! Если честно, когда я писала книгу в 2005 году, я наивно полагала, что конверсионная терапия вообще не будет темой для обсуждения в 2019-м, во всяком случае, не в США. И я очень рада, что фильм и книга привлекли внимание к этой проблеме и подняли волну активных действий.

В то же время я в ужасе от политического климата, который складывается сейчас. Несмотря на весь прогресс, которого мы добились на этом пути, родители всё ещё пытаются насильственно изменить своих детей, исходя из религиозных убеждений. Родители чувствуют, что просто не могут принять своих детей такими, какие они есть. Или делают это, потому что им сказали, что они должны изменить своих детей. Так происходит не всегда, но часто, и в моей книге описан как раз такой случай. Родителей убеждают в том, что гомосексуальность и религиозность просто не могут сосуществовать.

Однако нет никаких научных подтверждений тому, что конверсионная терапия хоть сколько-нибудь эффективна, и более того – существует множество научных доказательств тому, что она вредна, что она оказывает разрушительное действие на психику ЛГБТ-детей. Однако на такую практику всё ещё выдаются официальные лицензии, хотя это полностью антинаучная система.

События в моей книге происходят 30 лет назад, но этот роман перекликается с нашей сегодняшней реальностью. Мой собственный опыт разговора с родителями вполне может быть перенесён на опыт подобного разговора современных детей.

Конечно, ещё должна быть проделана большая работа, но я думаю, что и книга, и фильм Дезире, и другие подобные фильмы, такие, как, например, «Стёртая личность» дают поддержку людям, которым она сейчас так нужна.

Самая распространённая вещь, которую я слышу, когда заходит разговор о книге, – и это было ещё задолго до фильма – что-то в духе: «Да ладно, такое уже давно не существуют. Никто уже не делает такие вещи, как ты описываешь». И в этом-то суть. Люди так думают, а в Белом доме сидит чувак и поддерживает эту терапию своими законами прямо сейчас. Так что всё, что происходит вокруг книги и фильма, – это очень важно и актуально.

Давай поговорим о связи книги и фильма. Как кинокритик я думаю, что худший вопрос в мире такой: «Что ты думаешь про экранизацию книги? Что лучше – книга или фильм?» Ведь это два совершенно разных вида искусств, и их нельзя сравнивать в одной системе координат. Но так как ты написала эту книгу, меня интересует, что ты думаешь про дух фильма? Удалось ли Дезире передать дух твоих персонажей?

Это очень классный вопрос, потому что для меня он предельно точно сформулирован. На самом деле, не так много людей догадываются о том, как сильно отличается книга от фильма. Я думаю, что большинство писателей, книги которых экранизировали, скажут тебе то же самое. Много отличий даже на самом поверхностном уровне: ведь в книге почти 500 страниц, и большую часть истории Кэмерон фильм, просто исходя из своего хронометража, рассказать не в силах. Там совершенно иной взгляд на Кэм и на саму ситуацию.

Но главное, что должен передать фильм – ты сформулировала абсолютно правильно – это дух. Я бы ещё сказала – суть. Самое важное для меня – это то, что в этом ужасном лагере Кэмерон находит выход к ЛГБТ-сообществу. И это как раз отлично показано в фильме. Да, она осознала эту часть себя благодаря своей подруге, в которую влюбилась ещё до конверсионной терапии, но именно её новые друзья не дали ей отвергнуть эту новую себя. Это есть и в моей книге, и это прекрасно показано в фильме.

Фильм Дезире – это любовное послание моей книге. Я это ощущаю именно так. И ещё Дезире передала юмор, которого так много в моём романе! Многие люди, которые не читали книгу, но в курсе темы, которую она поднимает, они не ожидают, что в фильме есть место смеху. И это то, что мне нравится. Люди сидят в кино, смотрят фильм, переглядываются и думают: «Это вообще нормально, что я сейчас буду смеяться? Это позволительно?» [смеётся]. Ведь тема-то серьёзная. 

Но смеяться точно разрешено. Я вообще полагаю, что в разговорах на такие темы всегда должна присутствовать доля юмора.

А какой была твоя первая реакция на фильм?

Мне кажется, Дези боялась показывать мне фильм, потому что не хотела, чтобы я пришла в ужас [смеётся]. Когда я получила первую монтажную версию, сначала я посмотрела её в одиночестве. Это была уже практически законченная версия, всё было готово, кроме некоторых деталей со звуком. И я не поверила своей первой реакции, потому что мне показалось, что я как будто слишком близка к исходному материалу, поэтому не могу судить беспристрастно. А потом я посмотрела фильм со своей женой, и она мне сказала: «Отличное кино!» [смеётся]. А я ей в ответ: «И мне тоже так кажется!»

А вы были знакомы с Дезире Акхаван до фильма?

Да. В 2011 году кто-то дал ей мою книгу, она её прочитала и прислала мне очень милый отзыв. Я ответила ей, что её реакция очень лестна для меня и что я большая фанатка её сериала («Склон», 2010, – прим. ред.) Дезире была очень удивлена в принципе получить ответ. Она написала что-то в духе: «Что, ты действительно смотрела мой сериал?!» [смеётся]. В общем, у нас началась переписка. Потом мы встречались несколько раз в Нью-Йорке. Однажды она сказала мне одну вещь. Она, кажется, тогда ещё даже не закончила киноакадемию. В общем, это было что-то такое туманное: «Ты бы хотела, чтобы когда-нибудь твоя книга была экранизирована?» Ни в коем случае не прямой вопрос: «Можно я использую твой материал для своего фильма?» И я сказала: «Да, это было бы очень любопытно, особенно, если бы это сделал квир-режиссёр_ка, а ещё круче – лесбиянка».

Дези тогда заканчивала работу над своим фильмом «Соответствующее поведение» и сразу же после съёмок позвонила мне и предложила снимать фильм.

Как ты участвовала в производстве картины?

Я прочитала первый черновик сценария, с которым работали Дезире и Сесилия (сосценаристка Сесилия Фруджуэле, – прим. ред.) и прислала им 7 страниц комментариев [смеётся]. Как потом выяснилось, они были счастливы, что их было так много, но я-то об этом не знала и думала, что они будут расстроены.

Но в итоге всё равно снимали по другой версии сценария. Некоторые мои правки они приняли, некоторые – нет, потому что я правила всё-таки как писательница, и в некоторых местах они просто согласились, что нужно внести правки. Но фишка в том, что я с самого начала знала, что Дезире сосредоточится на третьей финальной части романа, которая затрагивает конверсионную терапию. Хотя тогда Дезире ещё не сказала мне об этом. Это просто показалось мне логичным. Вполне нормально, что я как писательница уделяю гораздо больше внимания бэкграунду своего персонажа, который ей как режиссёрке не всегда также необходим.

И ещё я очень хотела, чтобы они сделали местом действия Монтану, мой родной штат. Потому что для меня это место – персонаж сам по себе, это важная часть книги. Но из-за ограниченного бюджета фильма было не так-то просто снимать в Монтане: надо было привезти сюда всю съёмочную группу.

В общем, я дала комментарии, потом мы созванивались по скайпу, Дези задавала уточняющие вопросы, мы общались ещё несколько месяцев. И летом перед съёмками Дези приехала ко мне в Монтану на пару дней. Она никогда не была здесь до этого, и мы арендовали машину, проехали уйму километров за эти дни. Монтана вообще-то – огромный штат. Ну ладно, я не сравниваю с Россией, конечно [смеётся].

Потом мы пошли в мою школу – и это было очень странное ощущение: водить её там по коридорам и аудиториям. Но, к сожалению, они всё же не получили бюджет, достаточный для того, чтобы снимать в Монтане. Кстати, мы с женой тоже есть в фильме. Правда, мы появляемся там так мало, что обычно нас никто не замечает, даже если мы смотрим фильм с подругами и говорим им, где именно мы появимся [смеётся].

Напоследок расскажи о своих любимых ЛГБТ-фильмах.

Ох, их ужасно много! Я обожаю «Неприкаянные сердца» Донны Дейч. Многих удивляет, что я люблю «Неисправимых» Джеми Бэббита. Это милый и смешной фильм, и он был крайне важен для меня, когда я совершила камин-аут. В нём, между прочим, гораздо больше сатиры, чем может показаться на первый взгляд! Гораздо больше, чем в «Кэм». Я очень люблю «Кэрол»! Насчёт этого фильма мнения расходятся: одни лесбиянки его обожают, другие – на дух не переносят. Я его очень люблю! Он такой красивый. Это вообще один из моих любимейших романов. Я смотрю этот фильм и как квир-фильм, и как традиционный рождественский [смеётся]. О боже, я могу продолжать бесконечно, у меня их так много. Но вот эти, пожалуй, главные.

С Эмили М. Дэнфорт беседовала киножурналистка Ксения Ильина

Перепечатка данного текста возможна только с разрешения оргкомитета кинофестиваля «Бок о Бок»

 Комментарии



Опубликовать в социальные сервисы